Действия стран -участников Киотского протокола

К началу

В структуре 15 крупнейших эмиттеров CO2 от сжигания ископаемых видов топ­лива США — крупнейший источник, но все же основной вклад дают страны-участники Киотского протокола.

Правительство Нидерландов учредило программу ERUPT, в рамках которой фи­нансируются проекты, направленные на снижение выбросов или увеличение пог­лощения CO2. Общий объем финансирования на сегодня составляет около 150 млн. евро. К участию в конкурсе принимаются любые проекты, оформленные в соответ­ствии с требованиями программы. Успешно прошли отбор и уже реализуются ин­вестиционные углеродные проекты в Чехии, Румынии, Венгрии, Польше и других странах. Ожидается, что Украина, которая ратифицировала Киотский протокол в апреле 2004 г., будет активно представлять свои проекты для голландского финан­сирования. В целом иностранные инвесторы уже активизировали свою работу в этой стране: идет поиск перспективных совместных проектов по снижению выбро­сов ПГ, готовятся предложения по покупке украинских квот и т. д.

Дания, Австрия, Скандинавские страны предпочитают действовать на основе двусторонних межгосударственных соглашений и программ, поэтому до выработ­ки ясной российской климатической политики широких возможностей по прив­лечению крупных инвестиций с их стороны ждать не приходится. Киотский про­токол и распределение ответственности по ограничению выбросов в ЕС требуют от Дании снижения выбросов к 2008-2012 гг. на 21% от уровня 1990 г. Выполнению этой цели должны служить План реформы электроэнергетики (принят в 1999 г.) и Климатическая стратегия (2003 г.).

Цель Великобритании в рамках Киотского протокола — снижение выбросов ПГ на 12,5% ниже уровня 1990 г. к 2008-2012 гг. Кроме того, правительство страны установило национальную цель — снижение выбросов СО2 на 20% ниже уровня 1990 г. к 2010 г. Национальный доклад по энергетике, опубликованный правительством в феврале 2003 г., предполагает сокращение выбросов СО2 примерно на 60% от текущего уровня к 2050 г. Правительство Великобритании объявило ре­зультаты двухгодичного действия Национальной торговли выбросами. За 2002—2003 гг. на национальный рынок поставлено около 13,5 млн. т двуокиси уг­лерода, что в 3 раза превысило уровень, определявший первоначальные цели. 34 компании были задействованы в этой системе, подписавшись под обязательства­ми либо снизить удельные выбросы на единицу своей продукции, либо сократить абсолютные выбросы. Оборот на аукционе достиг 215 млн. фунтов. Цены на тонну СОг-эквивалента колебались в мае 2002 г. — марте 2003 г. от 3 до 12 фунтов стер­лингов за тонну.

Правительство Новой Зеландии предложило пилотную программу торговли до введения единой национальной системы торговли выбросами (2005 г.). Цена на данном рынке составляла 2,5—5 долл. США за тонну СО2 в 2000 г.

Реализация широкомасштабных мер по снижению выбросов и увеличению поглощения ПГ в значительной мере зависит от частного бизнеса — если у компа­ний будет коммерческий интерес, они найдут массу путей для выполнения этой це­ли. Опыт показывает, что наиболее эффективными становятся именно те природо­охранные программы, в которых активно задействован бизнес. Поэтому понятно, что механизмы, предусмотренные Киотским протоколом, должны создавать адекватные стимулы для частных компаний реализовывать свои коммерческие интересы, предпринимая меры по защите глобального климата.

Вместе с тем Киотский протокол предполагает, что каждая страна имеет суве­ренное право выбирать такую стратегию и политику по выполнению своих обяза­тельств, которая соответствует ее национальным интересам. Это означает, что власть может централизованно снижать выбросы или позволить бизнесу самосто­ятельно реализовывать углеродные проекты, зарабатывать деньги и внедрять но­вые технологии без участия государства (часто создающего больше барьеров, не­жели стимулов).

С 2005 г. ЕС запустил внутренний рынок торговли квотами, нацеленный на оп­тимизацию мер по ограничению эмиссий ПГ внутри ЕС. Систему торговли разре­шениями на выброс ПГ среди государств — членов Европейского союза устанавли­вает Директива 2003/87/ЕС Европейского парламента и Совета Европейского со­юза, которая была принята 13 октября 2003 г. Действие указанной директивы распространяется на выбросы от определенных видов деятельности (Приложение 1 Директивы) ПГ, определенных в Приложении 2 Директивы (диоксид углерода (СО2), метан (СН4), закись азота (N2O), гидрофторуглероды, перфторуглероды, гексафторид серы (SF6)).

Цель системы торговли выбросами ПГ — выполнение Европой задач, постав­ленных Киотским протоколом в соответствии с Соглашением о разделении бреме­ни (разделение европейских обязательств по снижению выбросов в соответствии с Киотским протоколом между европейскими странами). Поскольку можно ожи­дать, что мер по защите климата, которые приняты на текущий момент в части производства электроэнергии и промышленности, будет недостаточно для выпол­нения этих обязательств, решено было применить новые инструменты — систему торговли выбросами. В период между 01.01.2005 г. и 31.12.2007 г. заводы могут отказаться от участия, но с 1 января 2008 г. участие становится обязательным. Ес­ли компания превышает квоту выбросов, будут применяться штрафы в размере 40 евро за тонну СО2 (в 2005—2007 гг.) и 100 евро — с 2008 г. Компании имеют право суммировать права на выбросы своих заводов, объединить их в общий фонд. В этом случае торговля может вестись только между фондом и компаниями, кото­рые в нем не участвуют, но не между участниками фонда.

В краткосрочной перспективе (пилотная фаза деятельности на 2008—2012 гг.) перед Киотским протоколом поставлена задача — отладить экономические меха­низмы международной кооперации и сообща содействовать реализации нацио­нальных мер по энергоэффективному развитию и сокращению выбросов ПГ. С 1 января 2013 г. должен начаться второй период обязательств по сокращению выбросов ПГ. Обязательства на период после 2012 г. Киотским протоколом не рег­ламентированы и будут определяться дополнительными международными согла­шениями (поправками к Приложению В Киотского протокола — Статья 3.9 Ки­отского протокола). При этом если выбросы Стороны Приложения I будут ниже, чем предусмотрено ее обязательствами, то эта разница по просьбе данной Стороны переходит на последующие периоды обязательств.

В Киото обязательства стран явились главным образом следствием политичес­кого процесса, в весьма незначительной степени опирающегося на анализ возмож­ных последствий от реализации принятых решений. Весьма вероятно, что реше­ния по второму периоду действия обязательств будут приниматься также на осно­ве политических переговоров. Однако уже в настоящее время становится очевид­ным, что принятию политических решений будет предшествовать весьма трудо­емкая и продолжительная во времени «техническая фаза», во время которой Сто­ронами Конвенции будут обсуждаться и приниматься ключевые решения по пра­вилам и принципам принятия будущих обязательств. С 2002 г. ведутся нефор­мальные переговоры по обязательствам после 2012 г., которые выявили три клю­чевых вопроса, на которые международному сообществу при разработке соответ­ствующих правил и процедур предстоит сформулировать ответ:

1. Когда страны, не входящие в Приложение 1 к Конвенции, возьмут на себя обязательства по ограничению выбросов ПГ?

2. Каким будет распределение ограничений по выбросам ПГ среди стран и групп стран, взявших на себя обязательства?

3. Каковы будут принципы сокращения выбросов, и является ли Киотский ме­ханизм, предусматривающий жесткие количественные ограничения, оптималь­ным для развитых и развивающихся стран?

Согласно решениям РКИК переговоры по второму периоду должны начаться с 2005 г., однако уже можно сформулировать ряд предварительных, но принципи­альных положений, на которых будут строиться обязательства. Неофициально эти положения уже начали обсуждаться на Конференции Сторон РКИК в Милане, прошедшей в декабре 2003 г. Вероятно, структура обязательств будет соответство­вать особенностям экономического развития разных стран, при этом число стран, принявших обязательства по контролю за выбросами, скорее всего, значительно возрастет. Участие стран с наибольшими выбросами столь важно, что невозможно представить второй этап без США, Китая и России. В этой связи структура обяза­тельств будет, вероятно, более гибкой:

• страны со «старыми экономиками», скорее всего, смогут продолжить отсчет обязательств в абсолютных единицах от уровня 1990 г.;

• страны с быстро развивающимися и сильными экономиками, в частности Китай, Индия, Бразилия, ЮАР, Южная Корея и др., возможно, возьмут обяза­тельства в относительных единицах, например, в единицах изменения выбросов на единицу изменения ВВП. По мнению многих экспертов, весьма вероятно, что США и Австралия также возьмут обязательства в удельных единицах;

• наиболее бедные страны, скорее всего, пока воздержатся от каких-либо обя­зательств по контролю за выбросами.

История переговоров по Киотскому протоколу ясно демонстрирует, что приня­тие киотских обязательств основывается не только на научных аргументах о не­обходимости стабилизировать концентрации ПГ, но и оценках того, какие ре­зультаты могут быть реально достигнуты разными странами. Принципиальный с экономической точки зрения вопрос связан с тем, насколько система, создавае­мая Киотским протоколом, позволяет странам выполнять взятые обязательства с минимальными затратами. МГЭИК доказывает, что ограничение на выбросы ПГ вместе с механизмами гибкости3позволяет достичь экономической эффектив­ности в глобальном масштабе. Экономический анализ показывает, что гибкие ме­ханизмы торговли квотами на выбросы, географическая и временная гибкость, а также гибкость в выборе методов регулирования различных ПГ дают поразитель­ный эффект в виде снижения издержек на ограничение выбросов ПГ.

Неопределенность и нерешенность ряда научных вопросов — не преграда на пу­ти создания эффективного экономического механизма снижения выбросов. Ник­то точно не знает, сколько рыбы в океане, но квоты на вылов рыбы распределяют­ся. Никто точно не знает, какова будет продуктивность сельхозугодий в следую­щем сезоне, но правила их эксплуатации устанавливаются. Грубой ошибкой было бы интерпретировать любой природный ресурс как некую объективную реаль­ность. Точные цифры появляются только после того, как общество приходит к не­кому компромиссу по вопросу об использовании любого ресурса. Квоты на выбро­сы серы в США из Закона «О чистом воздухе», например, имеют опреде­ленную научную основу. Они устанавливают безопасный уровень выбросов серы с точки зрения кислотных дождей. Но никто не старался точно подсчитать ассими­ляционную способность американских экосистем. Киотские квоты, являющиеся количественным индикатором нового ресурса, — продукт переговорного процес­са, а не результат работы ученых, снявших все неопределенности по поводу меха­низма изменения климата. Оценочные доклады Межгосударственной группы экс­пертов по проблемам изменения климата оставили нерешенным широкий круг второстепенных вопросов, но дали ответ на главный вопрос о том, что воздействие человечества на климат должно быть ограничено.

Вступление в силу Киотского протокола — первый шаг в создании экономичес­ки эффективных механизмов сочетания экономического развития и ограничения выбросов ПГ. Протокол, прежде всего, очень нов и необычен для международных соглашений. Во- вторых, он стоит на факте изменений климата, но фактически он лишь закладывает первые основы наших действий по этой проблеме, то есть рабо­тает на весьма отдаленное будущее.

Уже сейчас представители Сторон Конвенции начинают обсуждать вопрос мо­дернизации Киотского протокола или разработки дополнительного соглашения Конвенции на последующий период обязательств. Это показывает, что мировое сообщество понимает, что надо двигаться вперед, и Киотский протокол — это фак­тически первый шаг, который надо сделать для того, чтобы вместе работать над решением глобальной проблемы снижения выбросов ПГ. Этот международный переговорный процесс будет развиваться. Надо действовать, и действия Киотский протокол предписывает в совершенно правильном направлении. Это энергосбере­жение, энергоэффективность, снижение антропогенного воздействия на окружа­ющую среду.

 

 

Преступления власти

Права человека 

Справочник

Страны. Мир в цифрах. Адреса.
Статистика.
Посольства

Секреты политики

Статьи. Доклады. Комментарии